Wednesday, November 01, 2006

Russia's Rosokhrankultura gets new powers

Stock photo of Yusupov Palace built at the end of 18th century. [Photo Mikhail Razuvaev

RUSSIA - Owners could have listed properties confiscated by the state if the Federal Service for Protection of Cultural Heritage finds violations in their usage under Ruling 627 signed today by premier Fradkov. The Rosokhrankultura can not only seize the building but also the land it was on if the building has been demolished, as happened to a historic 18thC smithy demolished in Moscow last week. Before the ruling the Rosokhrankultura could impose a fine or up to five years in prison. “Bringing an individual to account was not easy,” said Alexander Rabotkevich, chief of the Department for State Protection of Cultural Heritage. “Now, if violations are committed, especially demolition, we can simply seize the monument or land instead.”

Kommersant

And, in Russian:
Сносу им не будет
Председатель правительства РФ Михаил Фрадков подписал постановление, ужесточающее охрану культурных объектов федерального значения. Теперь у собственника могут в судебном порядке изъять памятник архитектуры. Если Росохранкультура выявит нарушения в его использовании, она имеет право подать в суд на владельца и потребовать прекращения права собственности на памятник.
С постановлением #627 у Росохранкультуры (Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия) появились новые полномочия. Самое важное из них – возможность в судебном порядке изымать у собственника объект культурного наследия федерального значения, если владелец не выполняет требования по сохранению памятника. Более того, Росохранкультура сможет забирать не только памятники, но и земельные участки, если в результате "заботы" владельца на этом участке самого памятника уже не осталось. Таких случаев тоже немало – на прошлой неделе в Москве снесли дом-кузницу XVIII века в Оружейном переулке.
До выхода постановления Росохранкультура могла действовать только двумя способами – либо взыскать административный штраф, либо инициировать уголовное дело по статье 243 УК, которая предусматривает за подобные нарушения наказание лишением свободы сроком до пяти лет. "Статья есть, но в реальности привлечь кого-то к ответственности очень непросто,– рассказал Ъ начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия Александр Работкевич.– Многие этим пользовались. Посокрушаются, пообещают построить заново, но это в любом случае выходит дешевле, чем реконструкция. Теперь, если пользователь или собственник допускает серьезное нарушение, тем более снос, мы можем объект забрать". Суд по иску Росохранкультуры может принять решение о прекращении права собственности, а это значит, что земельный участок даже без памятника все равно будет отобран. Господин Работкевич признает, что принятие решения ускорила проблема с палатами бояр Волковых (дворец Юсупова) в Большом Харитоньевском переулке, которые, поменяв нескольких владельцев, едва не были перестроены.
Возможность требовать прекращения права собственности действительно важный пункт в положении о Росохранкультуре, и включить его, вероятно, следовало бы и раньше. Теперь же Росохранкультура отвечает им на возражения, которые выдвигали противники приватизации памятников. Подобные законы существуют во многих странах.
"Если ты разрушаешь памятник, то в цивилизованном обществе суд – и только суд – имеет право его у тебя изъять,– рассказал директор Музея архитектуры Давид Саркисян.– Даже в тех случаях, когда памятник – жилой дом и он перешел к тебе по наследству. Семейство Фоскари в Италии живет в одной из классических вилл Андреа Палладио и до сих пор не имеет права провести туда водопровод – у них все удобства во дворе в деревянной будке. Если они начнут вносить какие-то изменения, виллу у них отберут по суду".
Право подавать в суд и изымать у собственника объекты культурного наследия федерального значения было закреплено за Министерством культуры. Но когда в результате административной реформы появилось несколько федеральных агентств, это право не отошло ни к одному из них. Теперь ведомство Бориса Боярскова получило важный рычаг воздействия на собственников и арендаторов памятников.
Росохранкультура обещает не злоупотреблять этим правом. "Надо понимать, что если объект культурного наследия находится в государственной собственности – например, там располагается музей, то бесполезно предъявлять претензии музею, который финансируется по остаточному принципу: тут пришлось бы предъявлять претензии государству по линии бюджетного финансирования. То же касается частных владельцев. К примеру, вологодский деревянный дом с наличниками, в котором живет семья, у которой нет денег, чтобы починить, скажем, крыльцо. Здесь речь о другом. Это право мы будем применять только в тех случаях, если налицо намеренное нарушение законодательства",– сказал Александр Работкевич. "Закон в принципе правильный, однако в России не всегда можно доверять обещаниям чиновников,– скептически заметил Ъ один из арендаторов памятников архитектуры, попросивший не называть его имени.– Собственность на памятники архитектуры надо ограничивать. Вот только как в нашей варварской стране будут применять это право? В конечном итоге это обернется лишним давлением на собственников".
Росохранкультура меж тем считает, что теперь необходимо разработать ряд подзаконных актов, которые бы определяли, что можно считать "плохим содержанием" и что собственник имеет право делать, а что – нет. Иначе люди, которые отважились приобрести в собственность или в долгосрочную аренду памятник архитектуры, горько об этом пожалеют. Поскольку любой бытовой ремонт (скажем, замена протекающей крыши) может при желании трактоваться как варварское отношение к историческому наследию.
МАЙЯ Ъ-СТРАВИНСКАЯ, АННА Ъ-ТОЛСТОВА

No comments:

Post a Comment

Note: Only a member of this blog may post a comment.